Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощьюОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Как задать вопрос. Как позвонить. Как записаться на прием.

 

О заочном консультировании

О ЗАОЧНОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ

Мне нередко присылают письма с явным или скпытым желанием получить психологическую помощь путем переписки, то есть, без личного контакта и без денежной платы. Нередко письмо вызывает горячее сочувствие и желание немедленно помочь. Но терапевт не должен поддаваться на явное или скрытое манипулирование, прежде всего, в интересах самого написавшего. И вот почему.

Первое. Вообще психологическая помощь без личного участия врача-психотерапевта, психолога или другого специалиста является либо невозможной, либо имеет временный и незначительный эффект, а иногда она просто вредна. Это связано с тем, что сама по себе психотерапевтическая или консультативно-психологическая работа является крайне личностным мероприятием, где ключевое значение имеет КОНТАКТ между личностью врача и личностью пациента. Многие исследователи считают, что наиболее целительным фактором является именно контакт — уникальное переживание, которое невозможно осуществить виртуально.

Конечно, я не откажусь дать краткий комментарий к Вашему письму — для этого и существует Обратная Связь. Только имейте в виду, что это — не консультация, и я не могу нести ответственность за Ваши последующие действия, уже потому, что не знаю Вас лично и не могу объективно оценить Ваше состояние и возможную реакцию на мой ответ. "Но я же все так подробно описал!" — скажете Вы. Не буду отвечать, как доктор Хаус: "Все врут!" Немногие врут специально, однако описанная в плохую минуту картина (а в хорошую никто психотерапевту и не пишет) неизбежно искажена — именно потому терапевт должен видеть (и слышать!) пациента, его голос, мимику, умолчания, реакции; он должен задавать дополнительные вопросы — или просто прислушиваться к себе, к своему контрпереносу. И снова задавать направление беседы. И вновь пересматривать получающуюся картину, пока не достигнет определенной ясности. Иногда для постановки диагноза или формулировки основной психологической проблемы требуется несколько сеансов — все индивидуально, и все за пределами простой переписки. Контакт по скайпу является альтернативой, но лучше оставить его для особых случаев, когда прямой контакт между психотерапевтом и пациентом затруднен или невозможен.

Это то, что касается формата взаимоотношений. Теперь о том, что касается участия ДЕНЕГ в этом формате. Фрейд постулировал, что психотерапия не может быть бесплатной, придавая оплате услуг психотерапевта необычайно важное значение. Не потому, что он был жадным или бедным. Многие обеспеченные психоаналитики, которые могли позволить себе работать бесплатно, неизбежно сталкивались с неэффективностью процесса или с явно меньшей его успешностью. Формулировка Фрейда такова: если пациент платит за помощь, он автоматически чувствует неизмеримо бОльшую ответственность за своё участие в этом процессе. Действительно, если человек получает некую бесплатную услугу, он не относится к ней так вовлечённо, как если эта услуга была бы платной. Сейчас есть достаточно широкий спектр психотерапевтических услуг (от бесплатных — в районных поликлиниках, до очень дорогих), и человек имеет возможность выбора. Человек, отдавая деньги за лечение как бы инвестирует часть себя в этот процесс: он подтверждает самому себе, что контакт с врачом имеет для него существенное значение. Таким образом, финансовый вклад в психотерапию сам по себе вовлекает пациента в процесс лечения.

Есть еще один важный момент. Психотерапия — дело не всегда приятное, иногда даже болезненное. Поэтому в какой-то момент (мы с этим сталкиваемся регулярно) пациенту хочется от неё отказаться. Многие идут к психотерапевту в надежде на некое волшебное действо, в котором врач все сделает сам. Но, столкнувшись с необходимостью самостоятельной РАБОТЫ, пациент нередко старается уйти от внезапно возникшей трудности, вплоть до разрыва контакта с терапевтом. И тогда страх перед потерей уже затраченных средств может удержать пациента от этого шага, что является позитивным фактором для психотерапии, потому что позволяет психотерапевту, так сказать, осуществить операцию. Это сравнимо с тем, как если бы пациент уже оплатил услуги стоматолога — тогда ему уже не так хочется убежать с кресла в решающий момент. Резюмируя, можно сказать, что плата поддерживает ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Это обоюдный процесс: терапевт, который получает деньги за свою работу, неизбежно ощущает бОльшую ответственность за качество и результат, нежели терапевт, работающий бесплатно.

А. Бабин

 

К списку публикаций В начало статьи
 

 

Copyright © 2002-2016 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100