Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощью

 

История 2: Биполярное аффективное расстройство

ИСТОРИЯ 2: "ЗА ТОБОЙ НИКОГО НЕТ"

Любили тебя без особых причин:
За то, что ты внук, за то, что ты сын,
За то, что малыш, за то, что растешь,
За то, что на маму и папу похож.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется тайной опорой твоей.
В.Берестов

Я любил эту больную: она была «теплой». И это свойство личности было удивительным, так как мало отвечало обстоятельствам ее рождения и детства, той ранней атмосфере, которая накладывает отпечаток на всю последующую жизнь.

У Вики был неудачный старт. Она никогда не видела своего отца, который развелся с матерью еще до рождения девочки. Мать, актриса, после нескольких месяцев вскармливания ребенка оставила ее своей матери - бабушке Вики, которая жила в селе, — и вернулась в город к своей жизни. Дочка не занимала в этой жизни заметного места: раз в год мама ненадолго приезжала проведать их с бабушкой, а потом возвращалась к своему очередному мужу и удачно складывавшейся артистической карьере.

Итак, девочка жила в селе, и воспитанием ее никто не специально не занимался, так как бабушка целый день тяжело работала, чтобы обеспечить их обеих, и не тешила внучку иллюзиями. Слова бабушки: «за тобой никого нет» Вика запомнила на всю жизнь.

Однако за ней кое-что было: природная стойкость и одаренность. Хотя в детстве Вике приходилось быть одной, она не мучалась одиночеством (только грустила, если его становилось слишком много). Уже в 4 года девочка научилась читать, и помнит себя с того же возраста. Предпочитала играть с мальчиками, а в целом тянулась к более старшим, чем она, детям. Любила компанию, подвижные игры, хотя часто испытывала и боль от общения — ребятишки дразнили ее за наследственную полноту, а она обижалась и втихомолку плакала. Но если совсем доведут — могла и подраться.

И все же в селе было лучше, чем в городе, куда мать взяла Вику, когда та училась во втором классе. Девочка полюбила театральные спектакли, но ненавидела «театр» дома: бесконечные застолья и скандалы. Она стыдилась такой «семьи», но старалась прижиться в ней, называла отчима отцом. Все было бесполезно. Не складывались отношения с ребятами в школе, снизилась успеваемость, куда-то пропала прекрасная память: Вика, «профессор» в родной школе, превратилась в глуповатую «девочку из деревни». От тоски стала много есть. Позже она очень мало что могла вспомнить из той жизни. Вытеснение. Защита. К счастью, ей предоставили выбор: остаться с матерью или вернуться к бабушке. (Как редко детям дается право выбора! Обычно они представляют собой просто еще одну вещь в багаже родителей, которые переезжают, расходятся, съезжаются ...)

Вика вернулась в село толстой и подавленной. Но за летние каникулы пришла в себя, а с осени началась школа, и жизнь совсем наладилась. Впервые появился настоящий друг — красивая и живая девочка, которой Вика совершенно доверяла и в которую буквально влюбилась. Они верховодили в школе: подружка была признанной «звездой», а Вика преуспевала по «общественной линии» в Совете дружины — ребята ее уважали и даже побаивались.

Школа кончилась, и после 8 класса Вероника поступила в торговый техникум соседнего городка: лишь бы уехать из села и начать взрослую жизнь. Формально эта жизнь удалась (техникум, работа в торговле, педагогический институт большого города, аспирантура, основатель и директор частного предприятия), но фактически — нет. Через 20 лет после окончания школы она пришла ко мне, по ее словам «едва выкарабкавшись» из затяжной депрессии, с весом в 2 раза больше нормы и с букетом сопутствующих болезней. В психическом анамнезе — депрессивные эпизоды (детский, во время проживания с матерью, и юношеский, после техникума), легкие маниакальные эпизоды (во время учебы в институте) с последующим утяжелением гипомании (аспирантура) и, наконец, 5-летняя депрессия (уже в роли внешне преуспевающего директора).

Вес нарастал постепенно, в депрессивные периоды жизни. В принципе, сам вес не слишком мешал Веронике: она чувствовала себя нормально даже при 100 кг, хотя дальнейшее повышение переносилось тяжелее. Главное — постоянное чувство вины, страха, неуверенности в себе, низкая самооценка; и одновременно — обязательность, «трудоголизм», чувство несправедливости и унижения, гнев. Множество сексуальных фантазий и сексуальных контактов (только не в депрессивные периоды), как с мужчинами, так и с женщинами. Но даже в лучших случаях, с женщинами, всегда присутствовало чувство вины за «неправильность». Компенсация «правильным» сексом удовлетворения не приносила. В общем, несмотря на ожирение высокой степени, психиатрический диагноз — биполярное аффективное расстройство, а гиперфагическая реакция на стресс и нервная булимия являются вторичными, как синдромы в структуре аффективного расстройства личности.

Сама Вероника, вступив в зрелый возраст, осознала, что ее постоянный психический дискомфорт коренится в неблагоприятном раннем развитии, и что самостоятельно ей не справиться, не проанализировать ситуацию адекватно и конструктивно, не «принять себя». Мы начали работать. И надо было видеть, как эта умная, обладающая богатым лексиконом и быстрой реакцией «деловая» женщина преображается, вспоминая о своем детстве, матери, отчиме. Медленная, заторможенная речь, провалы в памяти, нежелание вспоминать… Любимая сказка в детстве «Аленький цветочек», позднее — «Маугли» и «Робинзон Крузо».

Не случайно психотерапевт интересуется подробностями детства своих пациентов: как правило, это не извращенный интерес к эдипову и доэдипову комплексам. Мы рождаемся в сложном мире, и каждая генетически «запрограммированная» личность может реализоваться (или не реализоваться) множеством доступных ей способов; при этом «стартовые» условия играют решающую роль в выборе пути, по которому пойдет развитие. (К счастью, возможность выбора, и уже менее зависящего от внешних обстоятельств, сохраняется и позднее). Поэтому, когда пациент жалуется на «несчастное детство» он, в сущности, прав. Действительно, чем меньше ты в детстве получал любви и понимания, тем ниже твои шансы на счастливую, то-есть естественную для тебя и приемлемую для социума, взрослую жизнь и выше шансы на встречу с психотерапевтом. Это правда. Но в любом случае неправда то, что за тобой никого нет. За тобой всегда есть Ты — человеческое существо, достойное понимания и любви. Помоги ему выйти на свет. Будь хорошим Родителем своему Ребенку.

*****

Перед публикацией я, естественно, обратился к прототипу этой истории за разрешением. Я не имел сведений о Веронике около двух лет — она не обращалась ко мне за помощью, а излишнее любопытство врача может навредить пациенту. Надеялся, с ней все хорошо. Мы не смогли ее найти: она съехала с квартиры, а ее предприятие за прошедшее время перестало существовать. Я взял на себя смелость опубликовать эту историю, вопреки обычной практике, без согласования с прототипом. Разумеется, все имена и второстепенные обстоятельства и детали изменены: друзья и знакомые Вики вряд ли узнают ее. Но я хочу, чтобы ВЫ познакомились с ней и узнали, что детство, даже очень трудное, определяет далеко не все, что последнее слово — за ВАМИ.

А. Бабин, Е. Чечеткина

 

В Виртуальный Кабинет В начало статьи
 

 

Copyright © 2002-2017 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100