Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощью

 

История 3: Нарушение пищевого поведения и нарциссизм

ИСТОРИЯ 3: ВОРОТА РАСЕМОН

Я верю в свободу, в право человека быть самим собой,
отстаивать себя и давать отпор всем тем,
кто пытается помешать ему быть собой.
Но свобода — это нечто большее,чем отсутствие притеснения.
Это не только «свобода от». Это «свобода для»
свобода стать независимым; свобода быть многим,
а не обладать многим — вещами и людьми.
Эрих Фромм «Кредо»

1. ЧТО УСЛЫШАЛ СУПЕРВИЗОР

— Как самочувствие?
— Как обычно. Хотя... То солнце, то снег. Пасмурный день. Я такие дни плохо переношу, еще с детства: летом все замечательно, зимой все плохо.
— Как действуют лекарства?
— Зигзагами; то лучше, то хуже.
— Но нельзя сказать, что не хочется есть?
— Не имеет значения, контроль сохраняю. Сегодня вот разгрузочный день, значит, не буду есть; только то, что положено сегодня.
— Ну, а какие желания, чего хотелось бы сейчас?
— Хотелось бы не прибавлять в весе, но чтобы питаться равномерно. Булимия началась после того, как под Новый год хорошо поела.
— Тогда я предложу вам ... триллер. Представьте, просыпаетесь и видите, что вес изменился, скажем, 60.5 кг! Ваша реакция?
— Это совершенно неприемлемо!!!
— Ммм... В чем смысл жизни?
— Чтобы иметь соответствующую ВНЕШНОСТЬ.
— Что значит для Вас внешность?
— Абсолютно все!
— Почему это сверхважно? Почему внешность создает комфорт?
— Привлекательность.
— Что с того?
— Мне легко общаться с людьми. ВЛАСТЬ.
— Финальная цель власти? Чего Вы хотите?
— Оптимальные условия существования. Деньги, богатство, красивая одежда и так далее.
— А для чего?
— Чтобы иметь хорошую внешность [слегка улыбается; понимает, что круг “внешность—власть—внешность” замкнулся]. ПОКА Я НРАВЛЮСЬ СЕБЕ САМОЙ, Я МОГУ ДЕЙСТВОВАТЬ.
— Так. Значит внешность — потребность первого порядка. Но ведь власть и деньги не достигаются только внешностью; как правило, не достигаются. Большинство вполне преуспевающих людей не обладают модельной внешностью. Вы сами каких мужчин предпочитаете? Есть полные мужчины, которые Вам нравятся?
— Да, именно полные.
— Вот видите. Или Вы начисто не уверены в собственной личности?
— Я АБСОЛЮТНО НЕ УВЕРЕНА В СОБСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ.
[...]
— Значит, Вам нужна власть. Власть над мужчинами. Выйти замуж, иметь мужа—защитника. А как же будущий муж? Он же будет знать, что ребенка не будет...
— Я не скажу. Есть же семьи без детей.
— Обман. Нехорошо. А кроме того, если Вы не прибавите в весе, и из-за этого по-прежнему не будет менструаций, вскоре исчезнет и половое влечение — это типично для анорексии. Мужчины Вам уже будут совершенно не нужны. За что боролись?
— ...
— Ну, ладно, неужели все Ваши знакомые мужчины требуют модельной внешности, а иначе грозят, что любить не будут?
— Не все. Есть сейчас один... Все пытается меня накормить. Пельменями... Кстати, сейчас мне время принять пищу. Вы разрешите?
— Конечно, пожалуйста. [Ставится электрочайник, кипятком заливается слабительный чай, больная достает из сумки контейнер с отмеренными продуктами, механически ест и пьет. Продолжаем.]
— Скажите, а Вы сами когда-нибудь с мужчиной забывали о собственном весе?
— Был молодой человек. Вы знаете. Я совершенно не думала о весе, ела, что хотела, была совершенно счастлива.
— Это тот, который заболел психически, сейчас в стационаре?
— Да. Мне казалось, я могу ему помочь, я же много книг по психологии и душевным расстройствам читала. Ничего не смогла изменить, ничего не получилось. Мы расстались. Не хотелось есть ...

2. ЧТО РАССКАЗАЛА МАТЬ

Она родилась нормальной, здоровой; вес больше 4 кг, рост больше 50 см. И развивалась физически с опережением. Аппетит очень хороший — я старалась ограничивать ее в еде (девочке, естественно, ничего не говорила), но все же в 3 года пришлось обратиться к врачу. Снизили вес до нормального. Худенькой она не была (я иногда поддразнивала “толстушкой” и говорила, что плохие дяди на улице могут ее съесть), но ничего чрезмерного.

По характеру я бы отметила какую-то жадность: набирала игрушки, конфеты. Странно, потому что ей ни в чем не было отказа. [...] Ребенком не умела себя занять. Умненькая, но читать сама не хотела — только с мамой. Это сейчас мы все время ссоримся, а в детстве дочка очень старалась походить на меня, подражала (например, пыталась заставить себя полюбить Шнитке, слушала его через силу). Хотя и сейчас замечаю, что выбирает она себе мальчиков, по складу характера похожих на меня. Вообще, мальчики — это проблема. Ей уже в 14 лет захотелось физической близости. [...] Ее первая любовь — очень неудачный вариант. Странный парень (потом он, действительно, заболел психически), алкоголь, наркотики. [...]

3. ЧТО УВИДЕЛ ПСИХОТЕРАПЕВТ

ПЕРВАЯ (ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ) СЕССИЯ. Больная сутулясь, как бы пригнувшись, входит в кабинет. Одета хорошо и аккуратно, выглядит на свой возраст. В кресле сидит в целом спокойно, позу меняет редко. Жестикулирует в соответствии с темой беседы, но все равно скована. Выражение лица несколько отрешенное, иногда тревожно-настороженное. Временами улыбается или смеется, но совершенно не заразительно. Очень худая.

Жалуется на неконтролируемые приступы обжорства 1-3 раза в неделю, когда ест почти без перерыва все подряд в течение нескольких часов. Также на физическую слабость, утомляемость, нарушенный сон (трудно заснуть, сон поверхностный); на шум или заложенность в ушах; на страх перед едой и ожирением, в результате которого несколько дней в неделю являются разгрузочными; на почти постоянное присутствие чувства голода, иногда интенсивное, следствием которого может стать незапланированный булимический эпизод (правда в запланированный день свободного приема пищи). Жалуется на усталость от чрезмерного контроля за едой и весом, на тревогу, возникающую при мысли о том, что она может махнуть на этот контроль рукой.

Легко соглашается начать прием лекарств. Также соглашается пройти курс психотерапии, но без всякого воодушевления. Просит врача помочь ей восстановить нормальный пищевой режим, но в то же время гарантировать ей стабильность веса (около 50 кг); полагает, что только низкий вес эстетически допустим, что будет более любима в нем.

4. ЧТО РАССКАЗАЛ ВРАЧ НА КОНФЕРЕНЦИИ

Конференция — это коллективное обсуждение представленного больного (разумеется, с его согласия) в сугубо профессиональной среде. Польза обоюдная: для врачей это рост и взаимный контроль, а для больного — возможность получения дополнительной, иногда очень полезной, консультации. «Представляет» больного лечащий врач в традиционной последовательности: наследственность, анамнез (собственно история болезни), психический статус (собственные наблюдения врача, в том числе предписанное лечение и его результаты) и квалификация (специальный медицинский анализ с диагностикой, которая и является одним из основных моментов обсуждения). Ясно, что полное и точное воспроизведение конференции здесь недопустимо и бессмысленно; можно попытаться лишь передать общий дух такого мероприятия. Итак, на сцену выходит лечащий врач-психотерапевт:

Отец оставил семью, когда больной было 5 лет, и с тех пор общения не поддерживает. После развода мать отдала больную на воспитание бабушке (своей матери), после чего регулярно виделась с ней только по выходным. Тем не менее, мать продолжала интенсивно опекать дочь, обеспечивая, с одной стороны, все ее материальные потребности, а с другой — постоянный контроль за ее передвижениями и действиями вне школы. Таким образом, у больной было все, кроме свободы.

В детстве больная предпочитала хорошие (качественные) игрушки, разборно-механического типа (например, конструкторы). Демонстрировала повышенную жестокость по отношению к живым существам (насекомым, мелким животным — стремилась «разобрать» их на части или вызвать реакцию); в то же время очень переживала смерть морской свинки, никак не могла поверить, что та больше не вернется. Боялась страшных историй и фильмов-ужастиков. Очень боялась потерять мать, с которой до сих пор существует прочная симбиотическая связь. Училась легко, но без интереса — интересовали, скорее, личность преподавателя и характер учебного материала, но раздражали оценки и всяческий контроль.

С пубертата появился повышенный интерес к мальчикам — «живым игрушкам»; тогда же началось формирование биполярного аффективного расстройства, причем гипоманиакальные эпизоды всегда были связаны с состоянием очередной влюбленности, а депрессивные — с разрывом отношений. В состоянии влюбленности всегда попадает в тяжелую зависимость от партнера. Два года назад в процессе третьего по счету (и наиболее интенсивного) депрессивного эпизода назад, началось формирование нарушения пищевого поведения в форме анорексии, а через год произошел первый булимический эпизод. Сейчас — дебют третьего гипоманиакального эпизода, связанного с развитием отношений с мужчиной. Симптомы булимии тщательно скрываются от партнера. В результате проведенного лечения (главным образом, лекарственного; психотерапия пока малоэффективна) состояние улучшилось: теперь больная допускает повышение веса (например, до 60 кг), появление менструаций, возможность иметь ребенка. Вследствие ослабления симптомов и снижения связанной с ними тревоги запрос на психотерапевтическую помощь еще меньше, чем прежде.

Итак, ДИАГНОЗ: 1) Нарушение пищевого поведения, смешанное (анорексия и атипичная булимия — присутствует преимущественно лишь один из симптомов — обжорство); 2) Биполярное аффективное расстройство континуального течения; 3) Личностное расстройство пограничного типа (архаические/незрелые защиты — отрицание, вытеснение, рационализация и обесценивание — соответствуют пограничному уровню нарушенности).

Постскриптум. Очень здравая мысль посетила психолога на конференции (да и меня посещала тоже, раньше). Если говорить совсем точно, в психоаналитическом ключе — это пограничная личность с преобладанием нарциссической тенденции, потому что на самом глубоком уровне ведущими защитами являются обесценивание и идеализация, а характеристиками “Я” являются пустота, склонность к использованию других людей, неспособность любить и быть любимой. Я склоняюсь в сторону диагноза НАРЦИССИЗМА, который является злокачественным, тяжелым личностным расстройством.

Цитата. «Нарциссизм — сущность любой тяжелой психической патологии. Для нарциссически увлеченного человека существует только одна реальность — реальность его собственных мыслительных процессов, чувств и потребностей. Внешний мир не переживается (воспринимается) объективно,то есть как существующий согласно собственным понятиям, условиям и потребностям. ... Нарциссизм является полюсом, противоположным объективности, разуму и любви». Э. Фромм «Человеческая ситуация — ключ к гуманистическому психоанализу».

5. ЧТО ОЗНАЧАЕТ НАЗВАНИЕ (Вместо эпилога)

«Ворота Расемон» — название одной из новелл Акутагавы Рюноске, которую использовал в своем фильме «Расемон» гениальный Акиро Куросава. Любопытно, что основное содержание фильма составляет совсем другая новелла Акутагавы, «В чаще», в которой одна и та же история многократно излагается ее наблюдателями и активными участниками (в серии показаний от «Что сказал на допросе у судейского чиновника дровосек» до «Что сказал устами прорицательницы дух убитого»); причем непосредственные участники приводят разные версии того, кто и как убил. Загвоздка в том, что каждый из них может быть совершенно искренним: разбойника-рецидивиста все равно казнят, жена защищена тайной исповеди, а убитому мужу вообще уже ничего не грозит; тем не менее, каждый утверждает, что именно он — убийца. И, похоже, каждый верит в это. Мораль: будучи эмоционально окрашенной, истина многомерна и неопределенна. Что делать с этой неопределенностью? Отрицая ее, вытравляя из своего существования все индивидуальное, непредсказуемое и «выходящее за рамки», человек превращается в автомат, мертвеет. Противоположная тенденция тоже чревата, но в этом случае «пациент скорее жив, чем мертв». А что касается новеллы «Ворота Расемон», то ее герои, старуха и слуга, разошлись как раз по шкале автоматизма. Послушайте:

«— Оно правда, рвать волосы у мертвецов, дело худое. ... Ведь я тоже без этого умру с голоду, значит, и я делаю поневоле. И эта женщина — она ведь хорошо знала, что значит делать поневоле, — она бы, наверно, меня не осудила. ——— Вот что рассказала старуха. Слуга холодно слушал ее рассказ, вложив меч в ножны и придерживая левой рукой рукоятку. Однако, пока он слушал, в душе его рождалось мужество. То самое мужество, которого ему не хватало раньше внизу, на ступенях ворот. ... Он больше не колебался, умереть ли ему с голоду или сделаться вором; мало того, в эту минуту, в сущности, он был так далек от мысли о голодной смерти, что она просто не могла прийти ему в голову.»

Выбор прост: или ты остаешься в воротах Расемон с мертвецами, как старуха, или уходишь свободным, как бывший слуга. («Слуга с тех пор исчез бесследно» — так кончается новелла). Но выбор свободы труден, поскольку с этого момента именно ты, а не прописанные врачом лекарства, в ответе за твое психическое здоровье и судьбу. Это страшно, и это требует непрерывных душевных усилий — но, наверное, не больше тех, которые бесполезно расходуются в вынужденных колебаниях депрессия—гипомания в рамках «континуально текущего биполярного аффективного расстройства». Так что игра стоит свеч.

А. Бабин, Е. Чечеткина

 

В Виртуальный Кабинет В начало статьи
 

 

Copyright © 2002-2017 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100