Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощью

 

Оливер Сакс. Глаз Разума.

Оливер САКС

ГЛАЗ РАЗУМА


Москва: АСТ, 2014.

Оливер Сакс — известный невролог и невропсихолог, автор нескольких популярных книг, известных во всём мире, в том числе и в России. Мне бы хотелось познакомить Вас именно с этой, потому что темы, затрагиваемые здесь, болезненно актуальны в нашей стране, где для большинства "спасение утопающих дело рук самих утопающих". "Утопающий" — это человек, которого внезапно поразил инсульт, а также его ближайшие родственники и/или друзья. Представьте: остроумный, искрящийся жизнью и планами человек за несколько минут превращается в скрюченное, что-то невнятно бормочущее или вообще молчащее незнакомое существо. Первая мысль: это уже не человек. Первая эмоция: как жалко себя! Первая реакция: поскорее сдать в дом инвалидов (спец-интернат, клинику — по средствам). Не торопитесь! Первую медицинскую помощь нужно обеспечить незамедлительно. А дальше многое зависит от вас. Ваш близкий может вернуться — частично или полностью. И, главное, вы можете помочь ему выбраться из его персонального ада. Но для этого надо понимать, что происходит, что в ваших общих силах, с чем придётся смириться, и как со всем этим жить дальше. В книге есть и другие темы (например, постепенно развивающиеся неврологические расстройства, приводящие к инвалидности), но задача автора остается той же: "… показать, … сложную работу мозга, его поразительную способность к адаптации и победе над болезнью, не говоря уж о мужестве и силе духа, о способности переносить такие страдания, о которых большинство из нас не имеет даже представления" (с.9).

Возвращение к жизни

1 (c.51-52)

Таким образом, у некоторых больных, даже если они совершенно неспособны говорить, может сохраниться высокоразвитый интеллект — способность логически мыслить, планировать действия, вспоминать и строить предположения. Тем не менее в головах неспециалистов (и даже, к сожалению, в головах многих врачей) господствует мнение о том, что афазия — это необратимая катастрофа, вследствие которой заканчивается личная и общественная жизнь больного. Что-то в этом роде и было сказано дочерям Пэт…, что некоторое улучшение, конечно, возможно, но Пэт придется госпитализировать до конца её дней. У неё не будет больше прежних вечеров, бесед и картинной галереи — то есть всего того, что составляло суть и смысл её жизни. Отныне ей суждено влачить жалкое существование в интернате для инвалидов.

2 (c.52-53)

Посетители подобных заведений для хронических больных часто приходят в ужас от вида сотен "неизлечимых" больных, многие из которых парализованы, слепы или лишены дара речи. Первая мысль в таких случаях: стоит ли вообще жить в таком состоянии? И что за жизнь у этих людей?! Люди содрогаются при одной мысли о том, что их самих может поразить какой-то хронический недуг и они попадут в такое учреждение. … …
Если первое знакомство с подобным учреждением вызывает у посетителей неприятное чувство, то у помещенных туда пациентов первый контакт с ним может вызвать подлинный ужас, смешанный с безысходной тоской или яростью. (Иногда у новичков развивается настоящий "психоз поступления").

3 (c.54-55)

Друзья и родственники больных афазией часто думают, что у близкого им человека происходит восстановление функций нервной системы, хотя на самом деле это не так, ибо у многих таких больных могут развиться замечательные компенсаторные реакции, заключающиеся в улучшении других, нелингвистических способностей и навыков. В частности, такие пациенты овладевают способностью понимать высказывания и намерения окружающих по выражению их лиц, по тональности голоса, по жестам, осанке и мелким телодвижениям, которые всегда сопутствуют вербальной речи.
Эти компенсаторные реакции могут обеспечивать больных афазией удивительными возможностями — они, в частности, безошибочно распознают актерство, лицемерие, ложь.

4 (c.63-64)

Пэт всегда отличалась страстью к общению. ("Это была женщина, способная говорить 24 часа в сутки", — по выражению ее дочери Даны.) Только энергия ярости и отчаяния в первые дни ее пребывания в больнице, вызванная утратой дара речи, и сильнейшая мотивация к успеху в общении по методу Джанет в дальнейшем позволили ей сохранить рассудок и выжить. … …
Ей повезло в том, что повреждение головного мозга, пусть и обширное, не лишило ее рассудка и не разрушило ядро личности. Повезло в том, что дочери, не жалея сил, боролись за спасение матери и возвращение к активной жизни, что они смогли обеспечить дополнительную помощь, а также, что нашелся логопед, который разобрался в мельчайших деталях самочувствия своей пациентки и смог ее увлечь, снабдив важнейшим инструментом спасения — логопедической "библией", роль которой в ее реабилитации невозможно переоценить.

5 (c.66)

Потом мы посидели в кафе. Пэт не испытывала никаких трудностей с чтением меню, показав, что предпочитает французскую жарению картошку с пшеничными тостами. После еды Пэт тщательно накрасила губы. ("Какое щегольство!" — восхищенно воскликнула дочь.) Дана поинтересовалась у меня, можно ли взять маму в круиз. Я вспомнил громадные круизные лайнеры, ходившие на остров Кюрасао, и заинтригованная Пэт начала рыться в своей книге, чтобы спросить, отправляются ли эти корабли из Нью-Йорка. Я попытался изобразить круизный лайнер в блокноте, но Пэт, смеясь, отобрала у меня карандаш и левой рукой сделала это намного лучше, чем я.

Человек букв

6 (c.67-68)

"Я мог бы поклясться, что текст набран теми двадцатью шестью буквами латинского алфавита, с которыми я родился и вырос, но стоило мне к ним присмотреться, как они начинали выглядеть то как кириллица, то как корейский алфавит. Может быть, это сербохорватская версия газеты, предназначенная на экспорт? Или я стал жертвой глупой шутки? У меня имеются друзья, способные на такие розыгрыши. Я принялся раздумывать, как мне отнестись к их дурацкой выходке. Потом решил испробовать другой способ. Я раскрыл газету и попробовал прочесть рекламу и комиксы, но не смог и этого.
По идее меня должно было окатить страхом и паникой, словно пресловутым ушатом холодной воды, но вместо этого меня поразило какое-то странное бесчувствие. "Если это не чья-то глупая шутка — значит, у меня просто инсульт"..."

7 (c.99)

Новый роман Говарда Энгеля "Книга памяти" был опубликован в 2005 году. В 2007 году Говард издает еще один роман о Бенни Купермене, а затем свои воспоминания "Человек, разучившийся читать". Говард Энгель и сегодня страдает алексией, но вопреки всему нашел способ остаться человеком букв. То, что он оказался способным на этот подвиг, зиждилось на многих вещах: на самоотверженности и квалификации врачей реабилитационного отделения, на его решимости вновь научиться читать, но главное — на поражающей воображение пластичности человеческого мозга.
"Проблема осталась, она не исчезла, — пишет Говард, — но я сделался умнее и научился с ней справляться".

Слепота на лица

8 (c.101)

У меня, сколько я себя помню, всегда были трудности с распознаванием лиц. Я не слишком сильно задумывался над этим, когда был ребенком, но став подростком и попав в новую школу, я впервые столкнулся с тем, что эта неспособность часто приводит к недоразумениям. Моя неспособность узнавать одноклассников по внешнему виду обычно трактовалась ими как нежелание, что вызывало недоумение и обиду. До них не доходило (да и с какой стати?), что я страдаю нарушением восприятия.

9 (c.105)

Встреча двух больных с прозопагнозией может стать для них непростым испытанием. Несколько лет назад я написал одному коллеге, как меня восхитила его новая книга. Его помощник позвонил Кейт, чтобы организовать нашу встречу, и они договорились, что мы встретимся в ресторане, расположенном недалеко от моего дома.
— Могут быть проблемы, — сказала Кейт. — Доктор Сакс никого не узнает.
— Доктор В. Тоже, — ответил помощник коллеги.
— Есть и другая проблема, — продолжила Кейт. — Доктор Сакс может не найти ресторан — он легко теряется и может заблудиться. Иногда он не узнает даже собственный дом.
— То же самое касается доктора В., — сказал его помощник.
Но вопреки опасениям мы все же встретились и с удовольствием пообедали. Хотя я до сих пор не могу представить, как выглядит доктор B., а он, вероятно, при встрече не сможет узнать меня.
Хотя такие ситуации и могут показаться комичными, они способны доставлять также неприятности. Люди с тяжелой прозопагнозией подчас не узнают своих супругов и не могут найти своего ребенка в группе детей.

10 (c.131)

Некоторые неврологи считают, что тяжелая прозопагнозия поражает до двух процентов населения. Это означает, что только в Соединенных Штатах может проживать до шести миллионов таких больных. А в легкой форме этим заболеванием (то есть не полной слепотой на лица, но сниженной способностью к их распознаванию) может быть затронуто до 10% населения. Пока что официально никто не признает больными тех многочисленных людей, которые не узнают своих мужей, жен, детей, учителей и коллег, отсутствует и общественное понимание этой проблемы. … …
… вынуждены полагаться на собственную изобретательность и самостоятельно разработанные стратегии, начиная с уведомления окружающих о своем необычном и не таком уж редком заболевании. Все чаще о прозопагнозии пишутся книги, открываются сайты в интернете и курсы…

Глаз разума

11 (c.241)

… когда я получил письмо от авcтралийского психолога по имени Золтан Тореи. Тореи писал мне не о слепоте, а о книге, которую он написал о проблеме взаимоотношения мозга, разума и сознания. В письме он упомянул, что в возрасте 21 года сам потерял зрение в результате несчастного случая. Однако когда ему настоятельно посоветовали перейти от зрительного к слуховому восприятию мира, он наотрез отказался, решив максимально развить свое внутреннее зрение и визуальное воображение.
В этом, как писал Тореи, он достиг замечательных успехов. Он научился создавать и удерживать в голове зрительные образы и даже манипулировать ими по собственному желанию. Благодаря этому он смог создать виртуальный визуальный мир, более реальный и яркий, нежели действительный материальный мир, который был для него утрачен.
"Я своими руками заменил водосток на остроконечной крыше моего дома, — писал он, — основываясь только на точности моего представления о сконструированном мысленно пространстве". … какой переполох он вызвал у соседей, которые увидели слепого человека, одного на крутом скате крыши, да еще ночью (хотя это последнее обстоятельство в данном случае не играло никакой роли).

12 (c.276-277)

Анна Гордон ослепла, когда ей было за сорок. После этого она стала, как никогда прежде, сознавать важность языка и словесных описаний. Они стимулировали силу ее зрительного воображения и в каком-то смысле давали ей возможность видеть. "Я люблю путешествовать, — говорила она мне. — Я видела Венецию, когда была там". Она пояснила эту фразу сказав, что ее спутники описывали ей достопримечательности, а она по описанным деталям, по прочитанным книгам, по собственным воспоминаниям строила зрительный образ. "Зрячие люди очень любят путешествовать со мной, — говорила она. — Я задаю им вопросы, а они смотрят и видят вещи, на которые иначе не обратили бы внимания. Слишком часто зрячие люди ничего не видят! Это обоюдный процесс – мы взаимно обогащаем друг друга".

Вернуться в СПИСОК КНИГ

 

В Виртуальный Кабинет В начало статьи
 

 

Copyright © 2003-2018 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100