Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощью

 

Оливер Сакс. Галлюцинации.

Оливер САКС

ГАЛЛЮЦИНАЦИИ


Москва: АСТ, 2018.


Ещё один перевод ещё одной замечательной книги Сакса (оригинал вышел не так уж давно, в 2012). Название, впрочем, может отпугнуть. Тем, кого особенно пугает — читать обязательно! А предварительно, для ободрения пугливых, предоставляю слово самому автору:
«Галлюцинации часто считают признаком безумия или каких-то страшных поражений головного мозга, хотя подавляющее число галлюцинаций в общем-то безвредны и не предвещают ничего ужасного. Тем не менее многие пациенты очень неохотно признаются в своих галлюцинациях и часто ничего о них не рассказывают (даже своим лечащим врачам), опасаясь, что их сочтут душевнобольными. Слишком часто больные, переживающие галлюцинации, ощущают на себе некую каинову печать, и в связи с этим люди, о которых я пишу в этой книге, нередко выражали надежду, что рассказанные мною истории помогут рассеять непонимание и жестокое отношение к тем, кто страдает галлюцинациями» (с.9-10).

1. Молчаливые толпы: синдром Шарля Бонне

(с.52) Однако по большей части галлюцинации при синдроме Шарля Бонне являются нейтральными и по прошествии некоторого времени больные настолько к ним привыкают, что перестают обращать на них внимание. Дэвид Стюарт говорит, что галлюцинации настроены к нему вполне дружелюбно, и часть воображает, как его глаза говорят ему: "Прости, старина, что мы так тебя подвели. Мы понимаем, что слепота не подарок, и организовали для тебя что-то вроде зрения. Этого, конечно, мало, но мы сделали всё, что могли".
Шарлю Люллену тоже нравились его галлюцинации, и иногда он даже специально уединялся, чтобы, чтобы без помех насладиться ими. "Его рассудок радуется этим образам, — писал Шарль Бонне. — Его мозг — это театр, сцена которого угощает его представлениями, вся прелесть которых состоит в их непредсказуемости".

2. Кино для узника: сенсорная депривация

(с.64-65) Но что же всё-таки происходит в мозге таких испытуемых — или в мозге пилотов, летящих по бескрайной синеве небес, водителей-дальнобойщиков, которым чудятся люди на дороге, заключённых, видящих во тьме своё навязанное "кино"? … …
… Эта испытуемая была "ослеплена" на двадцать два дня, в течение которых ей провели несколько сеансов функциональной МРТ. При этом во время сеансов удалось зафиксировать время начала и окончания галлюцинаторных эпизодов. Исследование позволило продемонстрировать активность в зрительной коре — в затылочной и нижневисочной областях. Эта активность по времени совпадала с галлюцинациями. Когда же испытуемую просили представить себе сюжеты галлюцинаций, пользуясь художественным воображением, то у неё наблюдалась активность в исполнительных областях мозга и в префронтальной коре, которая остаётся сравнительно малоактивной во время галлюцинаций. Эти работы позволили продемонстрировать тот факт, что зрительное воображение кардинально отличается от зрительных галлюцинаций — по крайней мере, на физиологическом уровне.

3. Несколько нанограммов вина: обонятельные галлюцинации

(с.75-76) При синдроме Шарля Бонне, если у больного сохраняются остатки зрения, также возможно возникновение разнообразных нарушений зрительного восприятия. Так, у больных, не полностью утративших обоняние, может наблюдать искажение запахов, чаще всего восприятие приятного запаха как неприятного (это состояние в медицине называют паросмией или дизосмией). …
… … Мэри писала: "Всё произошло очень быстро. В сентябре 1999 года я чувствовала себя великолепно. Летом мне удалили матку, но уже в начале осени я снова занималась пилатесом и танцами и чувствовала себя прекрасно. Четыре месяца спустя энергии не убавилось, но я оказалась жертвой невидимого расстройства, о котором, кажется, никто ничего не знает, и для которого я даже не могу подобрать название.
Сначала изменения были постепенными. В сентябре помидоры и апельсины стали отдавать железом и гнильцой, а деревенский сыр стал пахнуть как скисшее молоко. Я перепробовала несколько сортов, но все они оказались подпорченными. В течение октября салат-латук начал пахнуть скипидаром, а шпинат, яблоки, морковь и цветная капуста стали казаться мне гнилыми. Рыба и мясо, особенно курятина, стали пахнуть так, словно их специально неделю продержали на батарее центрального отопления. Мой муж не чувствовал никаких посторонних запахов. Я решила, что у меня какая-то пищевая аллергия…"

4. Слуховые галлюцинации

(с.81-82) … Они рассказывали врачам, что по большей части не могут разобрать, что говорят эти голоса, но иногда различают такие слова как "пустота", "пустотелый" или "стук". Если не считать этой жалобы, люди вели себя абсолютно адекватно, могли вспомнить свою фактическую биографию и перечислить произошедшие в их жизни реальные события. Тем не менее, всем им был поставлен диагноз "шизофрения" (за исключением одного пациента, который "отделался" "маниакально-депрессивным психозом").
Все эти «больные» были госпитализированы на срок до двух месяцев. Всем была назначена антипсихотическая лекарственная терапия. (Правда, эти люди не глотали предписанные им таблетки.) После поступления в госпиталь эти "больные" продолжали вести себя совершенно нормально, говорили персоналу, что их "голоса" исчезли, и что они прекрасно себя чувствуют. Они даже вели дневник своего опыта, не скрывая это от персонала (в отношении одного из этих псевдобольных в записях дежурных медсестёр было сказано, что "пациент ведёт дневник своего поведения"). Тем не менее, ни один из самозванцев не был разоблачён психиатрами. ((u>Примечание автора: Настоящие больные оказались более наблюдательными. "Вы не псих, — сказал один из них экспериментатору. — Вы журналист или профессор").
Результат этого эксперимента, спланированного стэнфордским психологом Дэвидом Розенханом (который и сам был одним из псевдобольных), показывает, среди прочего, что единственный симптом — "голоса" — может оказаться достаточным для безапелляционного установления диагноза "шизофрения" даже при отсутствии других симптомов и отклонений в поведении. Психиатры, как и всё общество, оказались подвержены всеобщему заблуждению относительно того, что "голоса" — это всегда признак безумия, что они появляются только в контексте тяжёлых психических расстройств.

5. Паркинсонические иллюзии

(c.133) Всё изменилось после назначения леводопы. Галлюцинации приняли социальный и отчасти сексуальный характер. Рассказав мне о них, Герти с тревогой добавила: "Вы же не станете запрещать несчастной старушке видеть приятные галлюцинации!" Я ответил, что такие приятные галлюцинации в её положении скорее благо, чем беда, если, конечно, они её не сильно расстраивают. После этого из галлюцинаций Герти напрочь исчез параноидальный компонент, галлюцинации стали приятными, дружескими и любовными. Герти относилась к ним с юмором и тактом, а кроме того, научилась виртуозно ими управлять. Она никогда не позволяла себе наблюдать галлюцинации до восьми часов вечера и ограничивала продолжительность галлюцинаций 40 минутами. Если у неё допоздна засиживались родственники, она вежливо, но твёрдо говорила им, что через несколько минут к ней в гости придёт джентльмен и она не хочет заставлять его ждать на улице. Больная получала любовь, внимание и невидимые подарки от верного джентльмена, приходившего к ней каждый вечер в её галлюцинациях.

6. Изменённые состояния сознания

(с.176-177) После всех предыдущих приёмов амфетамина я к понедельнику начинал испытывать совершенно противоположные чувства. Маниакальная эйфория исчезала, и её место занимали почти нарколептическая сонливость и депрессия. Я вполне осознавал своё безумие, ибо был прекрасно осведомлен об опасностях, связанных с амфетамином. Пульс у меня учащался до 200 ударов в минуту, а какое было при этом артериальное давление, ведал один Бог. Я знал нескольких человек, умерших от передозировки амфетамина. Каждый раз, принимая это средство, я чувствовал, что взлетаю в стратосферу, но возвращаюсь оттуда с пустыми руками, и эта пустота была такой же подавляющей, как и высота, на которую я взлетал. На этот раз, вернувшись из путешествия по заоблачным высотам, я сохранил чувство просветления и познания. Это было откровение, откровение о мигрени. Я по-прежнему ощущал решимость написать такую же книгу, как Лайвинг. Я продолжал думать, что именно мне суждено стать Лайвингом нашего времени.
На следующий день, прежде чем вернуть книгу в библиотеку, я сделал её фотокопию, а потом, страница за страницей, начал писать собственную книгу. Радость, которую я от этого получал, была реальной — бесконечно далёкой от пресной маниакальной эйфории, вызванной психотропным веществом. С того дня я перестал принимать амфетамин.

7. Частный случай: офтальмическая мигрень

(с.191-192) Но в то время как зигзагообразные скотомы являются стереотипными и могут быть поняты как отражение архитектуры первичной зрительной коры, возникновение быстро меняющихся, сливающихся и распадающихся сложных геометрических фигур требует, вероятно, иного объяснения. Действительно, с помощью таких галлюцинаций мы можем разглядеть динамику взаимодействия огромных совокупностей живых нервных клеток, и в частности, роль самоорганизации этих взаимодействий, каковая и позволяет возникать сложным изменчивым узорам, Эта активность происходит на клеточном уровне, намного ниже порога осознанного восприятия. При таком понимании узоры в галлюцинациях являются отражением строения и особенностей функционирования головного мозга.
Возможно, именно этим объясняется любовь всех народов мира к художественным украшениям в виде геометрического орнамента. В детстве меня зачаровывали орнаменты, украшавшие наш дом: разноцветные квадратные плитки пола на крыльце, шестиугольные плитки на полу кухни. Ёлочка на занавесках в моей комнате, клетчатый рисунок ткани отцовского костюма. … … Эти геометрические орнаменты и завитки казались мне до боли знакомыми, но только много лет спустя до меня дошло, что это ощущение возникло у меня потому, что я и раньше видел их своим внутренним взором, что эти узоры на шкафчиках резонировали с моими внутренними образами, со сложными рисунками плиток и завитушек моих галлюцинаций.

8. "Священная" болезнь

(с.210-211) В 1956 году судовой врач Роберт Эфрон представил детальное описание случая одной своей больной, Тельмы Б, профессиональной певицы средних лет. У миссис Б. имела место обонятельная аура эпилептических припадков и, кроме того, она прекрасно описала то, что Хьюлингс Лжексон называл удвоением сознания:
"Обычно это происходит на фоне абсолютного благополучия. У меня вдруг возникает чувство, что меня хватают и куда-то уносят. Мне начинает казаться, что я нахожусь либо в двух местах, либо вообще нигде. При этом я могу читать, писать, говорить и даже петь. Я совершенно отчетливо понимаю, что происходит, но при этом мне кажется, что я нахожусь за пределами собственного тела. Как только у меня появляется это ощущение, я знаю, что за ним последует судорожный припадок, и всеми силами стараюсь его избежать. Но что бы я ни делала, припадок всё равно происходит."

9. Разделение надвое: галлюцинации в отсутствующем поле зрения

(с.245) Но больше всего Эллен интересовало, что происходит с её мозгом. Откуда, в довершение всех бед, взялись эти странные, а порой и кошмарные галлюцинации с гротескными лицами? Из каких адских глубин они всплыли? Это же определённо ненормально — видеть такие лица: не сходит ли она с ума, не психоз ли это?
Я объяснил Эллен, что поражение зрения с одной стороны, возникшее вследствие хирургической операции, привело к повышению активности в центральных отделах зрительных проводящих путей, в височных долях, где распознаются числа и лица, и возможно, в теменных долях. Я сказал, что эта повышенная активность, временами выходящая из-под контроля, и является причиной сложных галлюцинаций, а также задержки и фиксации изображения, палинопсии, которой Эллен, несомненно, страдала. Приводившие её в ужас галлюцинации, деформированные и расчленённые лица с гротескными зубами и глазами — типичное проявление аномальной активности в области верхней височной борозды. Эти галлюцинации — признак неврологического, а не психического расстройства.

10. Делирий

(с.261) Будучи студентом, в 50-е годы я работал в Мидлсекском госпитале, в Лондоне, где видел множество больных с делириозным расстройством сознания. Иногда эти состояния флуктуирующего сознания были вызваны высокой температурой на фоне инфекции, почечной и печеночной недостаточности, иногда делирий возникал на фоне заболеваний лёгких или декомпенсированного сахарного диабета. … … Делирий мы практически всегда наблюдали в терапевтических и хирургических отделениях и очень редко в неврологии и психиатрии, ибо делирий — это расстройство, указывающее на процесс, поражающий весь организм целиком, включая и головной мозг; делирий бесследно проходит, когда проходит вызвавшее его соматическое заболевание.

11. На пороге сна

(с.291) В своей книге "Память, говори" Набоков даёт красноречивое описание своих гипнагогических галлюцинаций — как слуховых, так и зрительных:
"Сколько я себя помню, у меня всегда были лёгкие, ненавязчивые галлюцинации. Непосредственно перед засыпанием я вдруг начинаю слышать с одной стороны какой-то разговор; этот разговор не имеет ни малейшего отношения к ходу моих собственных мыслей. … … Этот глупейший феномен кажется мне аналогом появляющихся перед засыпанием зрительных образов, тоже хорошо мне знакомых. Эти видения появляются и исчезают без всякого участия сонного наблюдателя, но они разительно отличаются от сновидений, ибо этот наблюдатель пока ещё способен распоряжаться своими чувствами. …"

12. Нарколепсия и ночные ведьмы

(с.312-313) Теперь мы знаем, что в гипоталамусе секретируются гормоны бодрствования, орексины, и их дефицит является причиной врожденной нарколепсии. Приобретённая нарколепсия может развиться вследствие травматического, опухолевого или воспалительного поражения гипоталамуса.
В тяжёлых случаях и при отсутствии лечения нарколепсия может стать причиной инвалидности, но, по счастью, заболевание это является относительно редким, поражая одного человека из двух тысяч. (Лёгкие случаи нарколепсии встречаются, видимо, чаще.) Люди, страдающие нарколепсией, постоянно находятся в растерянности, часто оказываются в изоляции и сталкиваются с непониманием. … …
Например, Джанетт Б. написала мне, что диагноз"нарколепсия" был поставлен, когда она была уже взрослой. В средней школе, писала Джанетт, "я думала, что у меня шизофрения, потому что страдала гипнагогическими галлюцинациями. В шестом классе я даже написала реферат о шизофрении, не упомянув, правда, что считала её своим заболеванием. Много позже, продолжала Джанетт, вступив в группу поддержки больных нарколепсией, "я с удивлением обнаружила, что у многих членов группы тоже были галлюцинации, причём часто такие же, как у меня!>/cite>"

*****

Из двенадцати глав, точные названия которых приведены после цифры, я «выдавила» двенадцать капель, на свой вкус. Но осталось еще три главы:
13. Измученный разум;
14. Призрачные двойники: галлюцинаторное «я»;
15. Фантомы, тени и сенсорные призраки.

Эти главы, как и предыдущие 12, вы можете прочитать сами, в оригинале. Тому, кто заинтересовался, рекомендую еще посмотреть замечательный фильм "Пробуждение", снятый по одноимённой книге Сакса с великолепными актерами — Робином Уильямсом (врач) и Робертом Де Ниро (пациент, "пробудившийся" после многолетней кататонии — сложного синдрома паркинсонического спектра, возникшего вследствие перенесённого летаргического энцефалита). Вы "воочию" увидите, как работают врачи неврологической клиники — и как они взаимодействуют с пациентами, даже такими тяжёлыми. По крайней мере, такие врачи, как Оливер САКС.

Вернуться в СПИСОК КНИГ

 

В Виртуальный Кабинет В начало статьи
 

 

Copyright © 2003-2018 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100