Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощью

 

Джорджио Нардонэ. Страх, паника, Фобия

Джорджио НАРДОНЭ

СТРАХ, ПАНИКА, ФОБИЯ
Краткосрочная терапия


Москва: Психотерапия, 2008.


Автор — клинический психотерапевт и исследователь — демонстрирует подход школы Пало Альто (Бейтсон, Вацлавик, Уикленд и др.), ориентированной на краткосрочную (скажем, 10-15 сессий) психотерапию, здесь для случая фобических расстройств и связанных с ними обсессивно-компульствных расстройств. Тот из читателей, кто на своём опыте или опыте своих близких знаком с этими крайне неприятными расстройствами, знает, что психотерапия, если и помогает в таких случаях, то далеко не всегда и всегда не быстро. А тут — краткосрочная терапия! И, если верить приведенным данным, весьма эффективная. Дело в самом подходе, который рассматривает человека/пациента не с традиционной "причинной" точки зрения, начиная с младенчества, а с позиций современного естествознания как самоорганизующуюся систему, которая в процессе своего развития "организовалась" неудачным способом, и задача психотерапевта — на основе специально разработанных, эмпирически выверенных методик помочь этой системе перейти на другой, "нормальный" уровень организации и функционирования. Вероятно, для большинства читателей всё это звучит не очень понятно и убедительно. Попробуйте прочитать саму книгу — она написана достаточно просто, чтобы и "обычный" человек мог разобраться. Интересно ещё, что половину этой нетолстой книги занимает стенограмма двух клинических случаев, по сессиям и с комментариями на полях, какая техника применяется — можно почувствовать метод и "примерить" его на себя или своих потенциальных пациентов. А пока, для знакомства, немного цитат — 12 обещанных капель.

1 (c.36)

Именно в этот период произошёл ещё один столько же приятный, сколько случайный эпизод. В июле того же года в моём кабинете находилась женщина, страдающая приступами паники и агорафобией. На протяжении нескольких лет ей не удавалось выходить из дома одной, без сопровождения, и даже дома ей не удавалось оставаться одной, не испытывая при этом приступов паники. Поскольку было очень жарко я встал и подошёл к окну, чтобы открыть егоЖ отодвигая штору, я подвинул перекладину, к которой та была подвешена. Перекладина вышла из опоры и упала прямо мне на голову, сильно ударив меня своим заострённым концом. Я сначала попытался не придавать большого значения происшедшему, подшучивая над этим гротескным эпизодом, и вернулся за стол, продолжая беседу с посетительницей. Сначала я увидел, как она побледнела, а потом почувствовал, что кровь явно течёт по моей голове. Я полнялся, стараясь успокоить её, обращая всё в шутку, вышел в туалет, посмотрел на себя в зеркало и убедился в серьёзности ранения. Я вернулся в кабинет и заявил, что необходимо поехать на станцию скорой помощи для обработки раны. Пациентка тут же предложила свои услуги, забыв о том, что она из-за своей фобии уже в течение нескольких лет не водила машину. Она отвезла меня в городскую больницу, где, опять-таки забыв о своих страхах, невозмутимо сопровождала меня во время всех медицинских процедур, включая дезинфекцию и наложение швов, сохраняя по отношению ко мне покровительственный и успокаивающий тон. Затем мы вернулись к зданию, где находился мой кабинет, и где нас ожидал муж пациентки, который пришёл забрать её к концу сессии. Ошарашенный, он смотрел на свою жену, которая невозмутимо ехала за рулём машины. … …
Нам понадобилось еще несколько сессий для постепенного сопровождения пациентки в её экскурсиях и в постепенной встречи её с ситуациями, до этого считавшимися пугающими, вплоть до окончательного освобождения от фобических симптомов.

2 (c.41)

… сегодня можно считать достигнутой поставленную цель по разработке систематической строгой модели вмешательства, которая запланированно и с меньшим риском вызывает тот эффект, который случайно был достигнут в двух процитированных случаях, то есть конструирует в терапевтическом взаимодействии "придуманную реальность", способную производить конкретные эффекты в в повседневной реальности пациентов. Терапевт, который проводит подобный тип вмешательства, подобен мудрецу из следующей притчи. … …
При решении проблемы мудрец добавил один элемент, необходимый для решения, а потом вновь забрал его себе, поскольку после решения проблемы этот элемент больше не был нужен. Таким же образом в случае фобических пациентов благодаря терапевтическому взаимодействию прибавляется нечто совершенно необходимое для эффективного и быстрого решения проблемы, а потом это нечто вновь забирается терапевтом по окончании терапии, поскольку в нём больше нет необходимости. Такой вид вмешательства лишь кажется "магическим", в действительности же он является плодом применения принципов высокой научной строгости в отношении существования проблем и их решения. Эти принципы при их применении предусматривают творческое приспособление к обстоятельствам, чтобы суметь разорвать "заколдованный круг", характерный для сложных и самовоспроизводимых человеческих проблем. К тому же, как утверждал Бейтсон (1979), "одна лишь строгость, принципиальность означает смерть от паралича, а одно лишь воображение означает сумасшествие".

3 (c.46)

… одна и та же определенная форма страха может быть описана:
а) психоаналитиком как результат "детской травмы"
б) бихевиористом как форма обучения и социальной обусловленности;
в) семейным терапевтом как результат неправильного функционирования семейных отношений;
г) когнитивистом как вид реакции на способ привязанности и разделения;
д) экзистенциалистом как выражение тревоги бытия.
Все эти различия во взглядах на проблему заставляют вспомнить об индийской метафоре о четырёх слепых вокруг слона. Каждый из слепых может ощупывать доступную ему часть слона и не может видеть его целликом, но при этом утверждает, что именно его "реальность" верна в описании того, как устроен слон.

4 (c.62)

Стараясь прояснить ситуацию человеку, задающемуся вопросом "почему" у него возникла та или иная фобия, необходимо прежде всего прибегнуть к утверждению, что знание причин расстройства не является необходимым и полезным условием для избавления от самого расстройства.
Другими словами, для того чтобы вызвать изменения в фобической и обсессивной ситуации с целью полного избавления от расстройства, нет необходимости в знании причин или в знании того, как оно развивалось на протяжении лет. В то же время представляется необходимым изучение того, каким образом функционирует "здесь и сейчас" система восприятия реальности и реакций на неё, свойственная данному человеку, а именно, как действует то, что мы называем "перцептивно-реактивной системой пациента".

5 (c.66)

Первой решительно опровергаемой гипотезой является принятое в психоанализе положение о том, что тяжёлые формы страха, также как и любые формы психического и поведенческого дискомфорта, берут своё начало в нерешенных детских травмах. По этому поводу лишь в 3 случаях из 152 было замечено присутствие так называемых "травм детства". Тем не менее, поскольку во всех этих случаях субъекты прошли многолетнюю психоаналитическую терапию, не представляется возможным установить, была ли эта "травма" действительно такой важной для субъекта или же придаваемая ей важность является плодом теорий и интерпретаций терапевта-психоаналитика. Следует отметить, что подобные интерпртации и последующие инсайты не привели ни к какому конкретному терапевтическому результату.
Следующим решительно отвергаемым нашей работой утверждением стала гипотеза о чисто биологическом происхождении тяжелых форм фобии. Эта теория, вошедшая в моду несколько десятилетий назад и вернувшаяся в течение последних лет, может быть, скорее в силу существенного коммерческого интереса фармацевтических фирм нежели в результате клинических и прикладных исследований, утверждает, что … …

6 (c.71)
… прибегнуть к конкретному примеру. Человек, страдающий страхом почувствовать себя плохо, опасающийся удаляться от дома, обычно приводит в действие две основные "предпринятые попытки решения". Первая заключается в том, что человек избегает удаляться от дома без сопровождения, и таким образом не подвергает себя риску оставаться одному далеко от дома, а иногда и в собственном доме. Представляется очевидным, что подобное поведение постепенно приводит к тому, что человек начинает избегать практически любых ситуаций. Однако такая форма обобщённого избегания приводит к тому, что у субъекта понижается порог активации страха. Таким образом, чем больше усилий он прилагает для того, чтобы контролировать вызывающие страх ситуации, избегая их, тем стремительнее расширяется репертуар подобных ситуаций. Приводя к тому, что даже минимальное удаление от дома или момент одиночества вызывают панику. Следовательно, подобная предпринятая попытка решения проблемы оказывает обратное действие на проблему, всё усложняя её.

7 (c.76)

Изначальное избегание приводит к целой цепочке избеганий, вплоть до избегания любого личного риска. Обращение за помощью и поддержки со стороны социального окружения, а также благодаря ответной реакции людей из системы из системы межличностных отношений, которые предлагают себя в качестве помощников, приводит к невозможности обойтись без этой помощи и поддержки других людей в любой ситуации, предполагающей исследование территории и удаление от надёжного места.

8 (c.83)

Перцептивно-реактивная система ипохондрического типа напоминает перцептивно-реактивную систему при приступах паники. Разница заключается в том, что если в случае приступа паники человек стремится контролировать и тормозить симптомы, то страдающий ипохондрией пациент старается лишь обнаружить симптомы и затем обратиться за медицинской помощью. В этом случае отсутствует усилие, направленное на контроль за симптомами, имеет место лишь обсессивный поиск физиологических показателей, которые оправдывают обращение к врачам-специалистам. Страдающий ипохондрией человек подвергается такому сильному состоянию стресса из-за постоянного ожидания болезни, что что у него зачастую развиваются самые настоящие психосоматические расстройства.

9 (c.87)

… даже люди богатой культуры и острого ума, способные к пониманию сложнейших механизмов, которые часто бывают повторяющимися, самотворящими [самоорганизующимися - ЕЧ] и парадоксальными, чаще всего осознают происходящее, но не в состоянии действовать иначе. Идея о том, что в процессе изменения происходит переход от мысли к действию, уже не актуальна, она устарела в свете конкретного опыта вмешательства. Как мы увидим в дальнейшем, действительное изменение предусматривает не только когнитивное изменение, но прежде всего изменение в восприятии, задействующем эмоциональные процессы, которые, в свою очередь, влияют на познавательные процессы и поведение. Чтобы стать реальным, подобное изменение перцептивно-реактивной системы должно пройти через конкретный опыт.

10 (c.93)

Исходя из этих особенностей, терапевтическое вмешательство опирается на стратегии, включающие применение внушения, парадоксов и "доброкачественного обмана", с помощью которых субъекта "вынуждают" к альтернативным способам восприятия и реакций, а также к последующим изменениям в когнитивной сфере и в межличностных отношениях. Всё это становится результатом конкретного опыта, пережитого под руководством терапевта. Другими словами, для того чтобы привести пациента к конкретному опыту изменения собственных перцептивно-реактивных характеристик, необходимо в качестве первого шага вынудить его совершить некоторые действия так, чтобы он не отдавал себе в этом отчёта. В противном случае его страх и сопротивляемость к изменениям становится препятствием для переживая опыта, являющегося совершенно необходимым для продуцирования изменений.

11 (c.98)

… в нашу модель были включены главным образом стратегии, тактики и техники, заимствованные из:
а) стратегического подхода М. Эриксона, и особенно из его работ последнего периода, а именно, использование в терапии директивного стиля, реконструирования и предписаний поведения, не прибегая к формальному введению в гипнотический транс, а используя суггестивную коммуникацию и личное влияние терапевта;
б) краткосрочной системно-стратегической терапии MRI (Watzlawick, Weakland, 1974), со свойственными данному подходу строгим синтезом исследования человеческой коммуникации (Watzlawick, 1967, 1980), опыта и традиций системной терапии и вклада работ М. Эриксона.

12 (c.174)

"ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ"
Как это принято для любого уважающего себя терапевтического назначения, в нашем случае тоже представляется уместным указание возможных "противопоказаний".
Представленный в книге тип терапевтического вмешательства противопоказан такому пациенту, который считает, что терапевт должен исповедовать и утешать его. Оно противопоказано любому пациенту, считающему, что главная задача терапевта — предложить пациенту абсолютные и дающие чувство уверенности в себе "истины", в которые пациент мог бы поверить. Кроме того, это вмешательство явно противопоказано тем пациентам, которые ищут человека, с которым они могли бы установить длительные, интенсивные, эмоциональные сентиментально-терапевтические отношения.
И наконец, этот тип терапевтического вмешательства противопоказан всем тем, кто хочет предпринять увлекательное путешествие внутрь таинственных глубин собственной психики в поисках своего "истинного я" (конечно же, указанного и объяснённого очередным психоаналитиком). … ….
Пол Вацлавик
Пало-Альто, июль 1992

[Эта последняя "капля" — из краткого Эпилога, после которого следует обширное Приложение (с.177-340) со стенограммой двух клинических случаев; приводятся все сессии с пояснениями на полях — какая часть структурированного курса данной терапии осуществляется — EЧ]

Вернуться в СПИСОК КНИГ

 

В Виртуальный Кабинет В начало статьи
 

 

Copyright © 2003-2018 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100