Психотерапевт Андрей Геннадьевич Бабин  
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!
На сайт психотерапевта Андрея Геннадьевича БабинаЦЕНТР ДОКТОРА БАБИНА
Какую психологическую помощь мы можем оказать?ДАВАЙТЕ ЗНАКОМИТЬСЯ
Анкета. Резюме. Профессиональная подготовка. Публикации.ВИРТУАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ
Жизненные истории тех, кто обращается к нам за помощью

 

Типы личности. Расстройства личности. Когнитивная типология расстройств личности. Типология личности.

Лекция № 1
Когнитивная ТИПОЛОГИЯ расстройств ЛИЧНОСТИ

Личностные расстройства — весьма распространенный вид заболеваний, требующих психотерапевтического лечения. Они «произрастают» на почве определенной структуры личности, получаемой при рождении. Нет «плохих» типов личности — есть удачные или неудачные условия их развития, приводящие к гармонии и счастью, с одного конца шкалы возможностей данного индивида, или же к трагедии или психическому заболеванию, с другого конца. Обычным является некое промежуточное состояние, но если оно склоняется к «плохому» концу шкалы, так, что ваши личностные особенности причиняют сильное беспокойство или вред вам или окружающим — это повод для обращения к врачу. А дело врача — поставить для начала правильный диагноз, и если это, действительно, личностное расстройство, классифицировать его в целях эффективного лечения.

Одной из основных является когнитивная классификация расстройств личности [1] (другая — психоаналитическая), в которой выделяют 9 когнитивных профилей и соответствующих расстройств. Только читайте спокойно! Помните, что: (a) чистых типов в природе не бывает; (b) тип — еще не расстройство; (с) личностные расстройства лечатся и, наконец, (d) личностное расстройство может быть только у личности, а быть Личностью — почетное право каждого Человека. Преодолейте расстройство (если оно есть) и извлеките максимум пользы из своего типа личности. Но врага-расстройство надо знать в лицо. Итак:

1. Избегающее расстройство личности. Люди такого типа хотели бы сблизиться с другими, но боятся быть отвергнутыми.
Представление о себе: неприспособленный, некомпетентный. «Я плохой, никчемный, непривлекательный». «Я не могу терпеть неприятные чувства».
Представление о других: Потенциально критичные, незаинтересованные, унижающие.
Стратегия: избегать ситуаций, в которых их могут оценивать.
Эмоции: сочетание тревоги (по поводу возможной оценки) с печалью (результат избегания: отсутствие близких отношений и успехов).

2. Зависимое расстройство личности. Этим нужна «опора»: без нее они чувствуют себя слабыми и беспомощными. Таким образом,
представление о себе такое же как у «избегающих» (слабый, некомпетентный), но
представления о других иные — зависимая личность ориентирована на «опекуна»: заботливого, одобряющего, компетентного. При наличии подходящего опекуна зависимая личность «расцветает» и способна действовать очень эффективно.
Стратегия, естественно, найти опекуна и привязать его к себе.
Эмоции: тревога из-за возможного разрыва с «действующим» опекуном, которому может надоесть эта роль.

3. Пассивно-агрессивное расстройство личности. Такой человек требует «свободы», но не справляется с ней; жалуется на «власть», но жаждет ее одобрения.
Представление о себе: самодостаточен, но уязвим к внешнему воздействию. С одной стороны «невыносимо быть под контролем», а с другой — «мне нужно, чтобы власть защищала, одобряла и поддерживала меня».
Представление о других: надоедливые, требовательные и — одновременно — способные к заботе и приятию.
Стратегия: скрытая оппозиция.
Эмоции: сдержанный гнев при пассивном подчинении «власти» — тревога в ожидании ответных репрессий.

4. Обсессивно-компульсивное расстройство личности. Название происходит от слов obsession (одержимость, навязчивая мысль) и compulsion (принуждение). Представитель этого направления — серьезный человек, для которого слова «контроль» и «должен» перевешивают все остальные.
Представление о себе: ответственный — за себя и за других. Но за этой «сильной» установкой часто прячется страх некомпетентности и беспомощности, и единственное противоядие от этого страха — строгое следование своду правил, разрабатываемых на все случаи жизни.
Представление о других: коротко — разгильдяи.
Стратегия: максимальный контроль над собой (разработка правил, самокритика) и другими (требование соблюдения правил, и неодобрение/наказание в случае невыполнения).
Эмоция: сожаление (о несовершенстве природы человека) и разочарование (в малой эффективности исправительных мер).

5. Параноидное расстройство личности. Не пугайтесь! Это не то, о чем вы подумали (бред преследования и т.д.), это только цветочки... Параноидные личности пока только не доверяют другим, но делают это с размахом.
Представление о себе: добродетельный, но «со мной плохо обращаются». Представление о других: заблуждающиеся, склонные к обману и подвохам (ну как таким доверять!)
Стратегия: будь начеку! (Во время сталинщины параноидальным мышлением была заражена вся страна; это пример наведенного, навязанного когнитивного профиля, причем в массовом масштабе).
Эмоция: гнев по поводу предполагаемых злоупотреблений.

6. Антисоциальное расстройство личности. Такая личность сама устанавливает «правила игры». Он (она) — одинокий волк (или волчица), и вполне доволен этим.
Представление о себе: одинокий, независимый, сильный.
Представление о других: лохи (подавляющее большинство) или такие же хищники.
Стратегия: от хитроумного манипулирования и мошенничества до прямого грабежа и насилия.
Эмоция: гнев по поводу того, что другие имеют то, что он/она, несомненно, гораздо больше заслуживает.

7. Нарциссическое расстройство личности. Помните миф о прекрасном юноше Нарциссе, отвергнувшем любовь нимфы Эхо и погибшим над собственным речным отражением? Для «нарцисса», как и для «волка» тоже правила не писаны, но к людям они относятся гораздо мягче, коль скоро другие — зеркало, способное отразить все великолепие нарцисса.
Представление о себе: я особый и уникальный, я выше общепринятых правил. Но в глубине — сомнение в своем великолепии, и поэтому нарциссам все время требуется подтверждающее восхищение других.
Представление о других: зеркало оно зеркало и есть. Помните, что сделала с говорящим зеркалом царица у Пушкина? Не злите нарцисса! Его стратегия — заставить вас восхищаться; его основная
эмоция — гнев, если вы не восхищаетесь. Если вы делаете это настойчиво и обоснованно, сломленный нарцисс впадает в депрессию.

8. Шизоидное расстройство личности. И снова — не пугайтесь! Многие великие были шизоидами: до неких пределов отстраненность и замкнутость способствуют творчеству. Все дело в дозировке одиночества и во внутреннем богатстве отстраняющейся (на время!) личности. В случае же расстройства —
Представление о себе: самодостаточный одиночка.
Представление о других: навязчивые, ограничивающие.
Стратегия: держаться на расстоянии, поскольку попытки других приблизиться угрожает разрушением.
Эмоция. Шизоиды не склонны впускать в свой внутренний мир других, поэтому создается впечатление, что у них нет сильных чувств; для всех, кого «впустили» очевидна печаль как следствие изоляции.

9. Гистрионное расстройство личности. А вот у этих основная эмоциярадость, потому что их
представление о себе: обаятельный, впечатлительный и заслуживающий внимания.
Представление о других: впечатляемые, чувствительные, восхищающиеся. Немного похоже на нарциссов, но «истерические» (hysterious) личности не холодны к окружающим: они вступают с ними в теплые, хотя часто непродолжительные, отношения.
Стратегия: находиться в центре внимания, давать и получать радость. Если эта стратегия по объективным причинам не реализуется, тогда любым способом (вплоть до истерики) достигать желаемого, воздействуя на чувства. А чувства — материя нежная и трудно управляемая. Поэтому
сопутствующая эмоция у гистрионно-нарушенных личностей — затаенное чувство тревоги, которое сменяется гневом и печалью, когда срываются их планы немедленно осчастливить себя и все человечество.

***

Теперь — практические занятия с помощью Винни-Пуха и его друзей [2]. Итак, Who is Who в Лесу?

Пятачок — лучший друг Винни-Пуха — маленькое, слабое, боязливое существо. Способен, однако, к активным действиям, даже к смелым поступкам, но лишь при поддержке своего сильного друга, который с радостью воздает ему должное:
«О храбрый, храбрый Пятачок!
Дрожал ли он? О нет, о нет!»

(из оды Винни-Пуха на героический «полет» Пятачка к ящику «Для писем и газет» — см. историю о Буре в Лесу). Несомненно, зависимый тип, но какой симпатичный!
«— Ой, сказал Пятачок. — Ведь я... мне кажется, я немножко дрожал. Конечно, только в начале. А тут говорится: «Дрожал ли он? О нет, о нет!» Вот почему я спросил.
— Ты дрожал про себя, — сказал Пух, а для такого Маленького Существа это даже храбрее, чем совсем не дрожать.»

Кролик. Постоянно при деле: он отвечает за все. «Все предвещало, что у Кролика будет опять занятой день. Едва успев открыть глаза, Кролик почувствовал, что сегодня все от него зависит и все на него рассчитывают. Это был как раз такой день, когда надо было, скажем, написать письмо (подпись — Кролик), день, когда следовало все проверить, все выяснить, все разъяснить и, наконец, самое главное — что-то организовать.» Конечно, обсессивно-компульсивный тип. Как, впрочем, и Сова, в которой Кролик чувствует родную душу:
«— Сова, — сказал Кролик деловито, — у нас с тобой есть мозги. У остальных — опилки. Если в этом Лесу должен кто-то думать, а когда я говорю «думать», я имею в виду думать по-настоящему, то это наше с тобой дело». Однако Сова, в отличие от Кролика, явно демонстрирует внутреннюю ущербность своего типа: она совсем не такая грамотная, как представляется:
«И вот он вымыл горшок и вытер его досуха, а Сова тем временем мусолила кончик своего карандаша и думала, как же пишется слово «Поздравляю».
— Пух, а ты умеешь читать? — спросила она не без тревоги в голосе.»
Но неблагодарный народ не ценит усилий своих наставников. Кролик, например, из сил выбивался, выводя его из тумана, но от него отделались, а потом:
«— Пух!.. — закричал Пятачок, дрожа от волнения. — Ты разве знаешь дорогу?
— Нет, — сказал Пух. — Но у меня в буфете стоит двенадцать горшков с медом, и они уже очень давно зовут меня. Я не мог как следует их расслышать, потому что Кролик все время тараторил. Но если все, кроме этих двенадцати горшков будут молчать, то я думаю, Пятачок, я узнаю, откуда они меня зовут. Идем!»

Вспомнишь Тигру — и рот до ушей. Верный признак гистрионной личности, которая поглощает и излучает радость. Правда, иногда столь активно, что возникает желание ее «укротить», чтобы не «выскакивал». Если помните, Кролик в целях укрощения Тигры потребовал «потерять» его в тумане — но потерялся сам и был спасен тем же Тигрой, который, конечно, не мог оставить друга в беде:
«И все это время Тигра носился по лесу, громко рыча, чтобы скорее найти Кролика.
И наконец, очень Маленький и Грустный Кролик услышал его. И этот Маленький и Грустный Кролик кинулся на голос сквозь туман, и голос неожиданно превратился в Тигру: в Доброго Тигру, в Большого Тигру, в Спасительного и Выручательного Тигру, который выскакивал — если он вообще выскакивал — гораздо лучше всех Тигров на свете.
— Милый Тигра, как же я рад тебя видеть! — закричал Кролик.»

Маленький дружок Тигры, Крошка Ру демонстрирует явные черты нарциссизма:
«— Вы видели, как я плаваю? — пищал Ру в восторге, пока Кенга вытирала его. — Пух, ты видел, как я плаваю? Вот это называется плавать! Кролик, ты видел, что я делал? Я плавал! Эй, Пятачок! Пятачок, слышишь? Как ты думаешь, что я сейчас делал? Я плавал! Кристофер Робин, ты видел как я...»
Но ведь он так мал! Умеренный нарциссизм естественен для ребенка; личность выходит за пределы нормы только если в процессе взросления не прощается постепенно с тенденцией ставить себя в центр Вселенной. И вообще, детям «взрослые» личностные диагнозы обычно не ставят.

Иа-Иа самый сильный образ, неизменно трогающий детские сердца: бедный ослик! А бедный, потому что так одинок. А одинок, потому что шизоид.
«Старый серый ослик Иа-Иа стоял один-одинешенек в заросшем чертополохом уголке Леса, широко расставив передние ноги и свесив голову набок, и думал о Серьезных Вещах. Иногда он грустно думал: «Почему?», а иногда: «По какой причине?», а иногда он думал даже так: «Какой же отсюда следует вывод?». И неудивительно, что порой он вообще переставал понимать, о чем же он, собственно, думает.»
Но до серьезного расстройства личности ему все-таки далеко. Во-первых, потому что умеет радоваться:
«Иа-Иа, увидев горшок, очень оживился. — Вот это да! — закричал он. — Знаете что! Мой шарик как раз войдет в этот горшок!
— Что ты, что ты, Иа, — сказал Пух. — Воздушные шары не входят в горшки. Они слишком большие. Ты с ними не умеешь обращаться. Нужно вот как: возьми шарик за вере...
[...] Но Иа-Иа ничего не слышал. Ему было не до того: он то клал свой шар в горшок, то вынимал его обратно, и было видно, что он совершенно счастлив!»
Во-вторых, потому что — на свой лад — он общается и намерен совершенствоваться в этом направлении:
«— Ты сам виноват, Иа. Ты же никогда ни к кому из нас не приходишь. Сидишь как сыч в своем углу и ждешь, чтобы все остальные пришли к тебе. А почему тебе самому к нам не зайти?
Иа задумался.
— В твоих словах, Кролик, пожалуй, что-то есть, — сказал он наконец. — Я действительно пренебрегал законами общежития. Я должен больше вращаться. Я должен отвечать на визиты.»
Но это будет непросто для Всех-Всех-Всех из-за параноидной составляющей личности Иа-Иа. Так, когда Сова нечаянно оторвала и унесла с собой хвост Иа, а Винни-Пух обратил его внимание на потерю, реакция ослика была такова:
«— Это вполне естественно, — грустно сказал Иа-Иа. — Теперь все понятно. Удивляться не приходится.
— Ты, наверное его где-нибудь позабыл, — сказал Винни-Пух.
— Наверно, его кто-нибудь утащил... — сказал Иа-Иа. — Чего от них ждать! — добавил он после большой паузы.»
А когда Тигра, чихнув, нечаянно сдул Иа в реку, тот оценил ситуацию так:
«— Я сам об этом все время спрашиваю, медвежонок Пух. Даже на самом дне Реки я не переставал спрашивать себя: «Что это — дружеская шутка или обдуманное нападение?» И когда я всплыл на поверхность, я ответил себе: «Мокрое дело». Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.»

Избегающая личность представлена второстепенным персонажем — Сашкой Букашкой, тем, который думал, что видел однажды ногу Кристофера Робина, но был в этом не вполне уверен (см. также историю с открытием Северного полюса: СБ на несколько дней зарылся в землю, потому что подумал, что это ему все говорят: «Тс-с»).

Пассивно-агрессивная и антисоциальная личности присутствуют виртуально — в образах злокозненной парочки Буки-Бяки и ужасного Слонопотама. Винни-Пух с Пятачком выслеживали их — но безрезультатно. Ясно, что такие типы плохо вяжутся с милым обществом, собравшимся в Лесу, где всем и так хватает забот с Тигрой и Иа-Иа.

Итак, остались три персонажа: Кристофер Робин, Кенга и сам Винни-Пух. Они, к счастью, не обладают личностными чертами, чреватыми патологией. Кристофер Робин — нормально взрослеющая личность, которая с естественной грустью вырастает из детства, но не прощается с ним:
«— Пух, когда я буду... ну, ты знаешь... когда я уже не буду ничего не делать, ты будешь иногда приходить сюда?
— Именно я?
— Да Пух.
— А ты будешь приходить?
— Да, Пух, обязательно. Обещаю тебе.»

Кенга — нормальная мама, которая дарит своей любовью всех детей, даже не очень-то похожих на них внешне:
«И Кенга очень ласково сказала: «Ну что ж, милый Тигра, загляни в мой буфет и посмотри — что тебе там понравится». Ведь Кенга сразу поняла, что, хотя с виду Тигра очень большой, он так же нуждается в ласке, как и Крошка Ру.»

Наконец, Винни-Пух. Нормальным его, пожалуй, не назовешь, хотя бы из-за склонности к нарушению пищевого поведения («Мишка очень любит мед. Отчего? Кто поймет?»), а также к стихоплетению. Но Поэт — категория особая. Естественная рефлексия стихами — отличный способ сохранения душевного здоровья. Хорошо живет на свете Винни-Пух!

***

Занятие провела Е. Чечеткина с использованием КНИГ

[1] «Когнитивная психотерапия расстройств личности»
под ред. А. Бека и А. Фримена (Спб, Питер, 2002) и
[2] «Винни-Пух и Все-Все-Все» Милна-Заходера (М, Астрель, 1996),

а также ИЛЛЮСТРАЦИЙ Алисы Поретт (первая, цветная) и
Эдуарда Назарова (все остальные, черно-белые) из сайта
vinnie-the-pooh.ru.

Для закрепления материала рекомендуется практическое занятие.

 

В Виртуальный Кабинет В начало статьи
 

 

Copyright © 2002-2017 Андрей Геннадьевич БАБИН и Елена Александровна ЧЕЧЕТКИНА.
Все права зарезервированы.

 

Rambler's Top100